БЮРО КИЄВО-ГАЛИЦЬКОГО ВЕРХОВНОГО АРХИЄПИСКОПСТВА УГКЦ

У СПРАВАХ НОВІТНІХ РЕЛІГІЙНИХ РУХІВ І СЕКТ

Іван Павло ІІ

«…лише свобода, яка підпорядковується Правді, приводить людську особу до її правдивого добра. Добром особи є перебувати в правді та чинити правду»

(Енцикліка «Сяйво Істини» 84)

 

Андрей Шептицький

«Час воєнний утруднює людині кермуватися вказівками тверезого, ясного розуму, освіченого вірою. Верх беруть почування, вразливість, пристрасть, а з того нерозважні кроки, шкідливі не тільки для одиниці, але і для загалу, для цілої родини, громади й народу. Ця небезпека в положенню так особливо труднім, в якім находиться наш народ, стається прямо грізна»

(Пастирське послання до духовенства про обов'язок перестерігати вірних перед намовами провокаторів та агітаторів)
01.09.1939 р.

Якір

У ранньохристиянському мистецтві якір був символом надії. Згідно з Апостолом Павлом, надія «…для душі є ніби якір, безпечний і міцний...» (Євр. 6:18-19). Якір ототожнюється з Ісусом Христом і хрестом, а також святим Климентієм, папою Римським (мученицька смерть – прив’язаний до якоря та кинутий у море) і святим Миколою (покровителем моряків). Якір, увінчаний хрестом, став символом головної християнської ідеї – Надії на порятунок.

НОВЕЙШИЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ТЕЧЕНИЯ  В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ И АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИОЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

Наджафгулиев Рафиг Ислам оглы доктор философии по праву 

доцент кафедры «Административной деятельности органов внутренних дел» 

Академии Полиции МВД 

Азербайджанской Республики,  полковник-лейтенант полиции

© Наджафгулиев Рафиг Ислам оглы, 2017

Как известно, за большей частью террористических актов и различного рода конфликтов, направленных на уничтожение людей, сотрясение государств и общества стоят радикальные религиозные группировки. Привлекает внимание тот факт, что террор, экстремизм и сепаратизм, нарушающие общественную и национальную безопасность, преимущественно распространяется на религиозной почве. Особенности исторического развития, географические положение, этнический состав населения создали условия на территории Азербайджанской Республики для распространения различных религий. В разные периоды в той или иной степени на территории Азербайджана распространялись язычество, зороастризм, иудаизм, христианство, ислам и другие верования, которое влияли друг на друга и обуславливали религиозную жизнь.

После восстановление независимости среди других мусульманских стран Азербайджанская Республика смогла продемонстрировать особо деликатное отношение к представителям других религий. Исторически Азербайджан отличался традициями толерантности, религиозно-этнической терпимости. Как справедливо отмечает заместитель председателя Управления мусульман Кавказа Ф. Нурулла в Азербайджане, где большинство населения составляют мусульмане, терпимое отношение к другим религиям и культурам стало образом жизни. Совместное проживание в нашей стране различных национальностей и религиозных конфессий является уникальным примером. На протяжении многих лет мы живем вместе. Это наше богатство. В настоящее время в нашей стране эти богатые традиции сохраняются и успешно продолжаются [1].

Напомним, что политическая власть в СССР приняла достаточно много ограничений в отношении религии. Подобные меры явились условием для распространения искажённых представлений о религии и злоупотребления заинтересованных сторон. 

После принятия Конституционного акта о государственной независимости Азербайджанской Республики были устранены все преграды, ограничивающие религиозную свободу людей. В настоящее время в Азербайджанской Республике зарегистрировано 749 религиозных организаций. С конфессиональной точки зрения 721 из них исламского, 28 неисламского толка (христианские - 18, иудейские - 7, кришнаитский -1, бахаизм - 2) [2]. Если добавит сюда ранее зарегистрированные немусульманские общины, то их общее число составит

37.

Существующие положение в религиозной сфере даёт основание сказать, что данный вопрос на уровне государства рассматривается как высшая ценность и в Азербайджанской Республике сформировалось общество, оберегающие религиозную толерантность. Про толерантность в Азербайджанском обществе 2003 году заявил Римский Патриарх Варфоломей I во время визита в Азербайджан. На встрече с религиозными деятелями с радостью он подчеркнул: «я очень доволен уровнем религиозной терпимости здесь. В Азербайджане каждый может исповедовать религию по своему желанию и совершать обряды».

Бесспорно, что желаемый результат, достигнут не сам по себе, а в результате соответствующего административно-правового регулирования, в рамках которого предусмотрен переход на правовую плоскость общественных отношений в процессе осуществления в стране религиозных мероприятий. На фоне религиозных взаимоотношений и анализируемого регулирования своевременно пресекается экстремистские настроения, виновные привлекаются к ответственности, устраняется причин и условия его возникновения.

Говоря о религиозном экстремизме и административно-правовом регулировании противодействия данному явлению, целесообразно было бы обратиться к Закону Азербайджанской Республики «О национальной безопасности». В статье 7 данного закона среди угроз национальной безопасности указано распространение сепаратизма, этнического, религиозного и политического экстремизма, обострение межнациональных и религиозных отношений. Статья 16 указанного закона именуется «Обеспечение национального безопасности Азербайджанской Республики в политической сфере». На основании содержание данной статьи одним из основных средств обеспечения национальной безопасности в политической сфере является регулирование межнациональных и межрелигиозных отношений в целях пресечения сепаратизма, этнического, религиозного и политического экстремизма [3].

Среди оснований административно-правового регулирования противодействия религиозному экстремизму в нашей стране уместно было бы отметить и провести анализ соответствующих частей «Концепции национальной безопасности Азербайджанской Республики», которая утверждена Распоряжением Президента Азербайджанской Республики за номером 2198 от 23 мая 2007 года. Так, статья 3.3 данной концепции именуется «Сепаратизм, этнический, политический и религиозный экстремизм». На основании данной статьи сепаратизм, этнический, политический и религиозный экстремизм в любых формах проявления сотрясает фундаментальные основы государства и общества, а также может стать источником угрозы для национальной безопасности страны [4].

За последние 20 лет в осуществлении религиозных ритуалов в Азербайджанской Республике наблюдаются некоторые склонности. Первые проявления были обнаружены в Баку и других центральных городах республики в результате деятельности последователей Кришны. Они выходили на улицы городов и регулярными демонстрациями своих ритуалов, приглашали граждан на собрания, бесплатно раздавали литературу. К прочим течениям (сектам) можно отнести саллафизм и нуризм.

Формирование безопасности в условиях распространения нетрадиционных религий, и особенно среда религиозной безопасности могут превратиться в объект угрозы. Достаточно часто можно повстречать факты проявления подобных нежелательных событий в истории независимой государственности. Поэтому поддержание религиозной терпимости и принятие соответствующих нормативно-правовых актов для превентивного воздействия имеет особое значение в поддержании необходимого государственного механизма. Составной частью данного механизма является принятие закона Азербайджанской Республики «О свободе вероисповедания» и создание Государственного Комитета Азербайджанской Республики по работе с религиозными организациями. Приветствуется тот факт, что в статье 18 Конституции Азербайджанской Республики отражено положение о религиозных отношениях. Данное положение под названием «Религия и государство» объявило, что религия в Азербайджанской Республике отделена от государства. На основании данной статьи все религии равны перед законом. Запрещено распространение религий (религиозных течений), унижающих человеческое достоинство, противоречащих принципам гуманизма [5, с. 9].

Естественно, что данное положение детализировано в Законе Азербайджанской Республики «О свободе вероисповеданий» как субъективное право индивида. Статья 5 данного закона именуется «Государство и религиозные организации». На основании позиции законодателя в Азербайджанской Республике религия и религиозные учреждения отделены от государства. Осуществление какого-либо дела государство не поручает религиозным организациям и не вмешивается в их деятельность. Все религии и религиозные организации равны перед законом. В отношении какой-либо религии не могут быть предоставлены привилегии или приняты ограничительные меры. Государство принимает установленные законом меры в отношении религиозным организаций, наживающихся преступным путём или финансирующих терроризм [6].

Анализируемое положение даёт основание сказать, что государство не вмешивается в деятельность религиозных организаций и обязует их соблюдать положения законодательства. Если в их деятельности будет установлено нелегальное поведение, то полномочные государственные ведомства будут справедливы в осуществлении соответствующих правовых мер.

Говоря об основаниях административно-правового противодействия религиозному экстремизму, необходимо отметить также закон Азербайджанской Республики «О борьбе с религиозным экстремизмом», принятый 4 декабря 2015 года. Данным нормативно-правовым актом в Азербайджанской Республике определены основные следующие организационноправовые основания по борьбе с религиозным экстремизмом:

  • цели борьбы с религиозным экстремизмом;
  • правовой статус полномочных государственных органов в борьбе с религиозным экстремизмом;
  • основные принципы борьбы с религиозным экстремизмом;
  • права и обязанности граждан в борьбе с религиозным экстремизмом;
  • правовой режим территории, где осуществляется борьба с религиозным экстремизмом и т.д [7].

Одним из привлекающих внимание моментов в Законе Азербайджанской Республики «О борьбе с религиозным экстремизмом» является то, что законодателем определены основания для первичной ответственности в отношении лиц, виновных в участии в экстремистской деятельности. Целесообразно было бы также отметить, что Кодексом Административных Правонарушений Азербайджанской Республики от 1 марта 2016 года не предусмотрены составы, определяющие конкретную ответственность в связи с религиозной экстремистской деятельности.

Таким образом, в целях эффективной профилактики религиозной экстремизма и устранения трудностей в правоприменительной деятельности государственных органов и должностных лиц было бы целесообразно определить в Кодексе Административных Правонарушений Азербайджанской Республики соответствующих состав административных правонарушений, а также меры ответственности лиц, виновных в религиозной экстремистской деятельности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. URL: http://azertag.az/ru/xeber/1021930
  2. URL:http://scwra.gov.az/pages/32/
  3. “Milli təhlükəsizlik haqqında” Azərbaycan Respublikasının 29 iyun 2004-cü il tarixli Qanunu. URL:http://www.e-az/framework/5455
  4. “Azərbaycan Respublikasının milli təhlükəsizlik konsepsiyası”- Bakı, 23 may 2007. URL:http://www.e-az/framework/13373
  5. Azərbaycan Respublikasının Konstitusiyası. Azərbaycan dilində. Bakı- Qanun-2016.
  6. “Dini etiqad azadlığı haqqında” Azərbaycan Respublikasının Qanunu. URL:http://www.eaz/framework/7649.
  7. “Dini ekstremizmə qarşı mübarizə haqqında” Azərbaycan Respublikasının 4 dekabr 2015-ci il tarixli Qanunu. URL:http://www.e-az/framework/31509.

Copyright © 2019. All Rights Reserved.